Опубликовано

Парагвай: Великий Чако, меннониты, Филадельфия

Но даже те, кто приезжает в Парагвай, делают это плохо и неправильно.
Пожилая женщина стоит с топором на фоне пальм в полупустыне Чако, Парагвай. An elderly woman with an ax in the semi-desert Chaco with some palm trees on the background, Paraguay.

В посещениях Парагвая сложился канон: осматривают Асунсьон, осматривают саванну Гран-Чако, осматривают один из центров меннонитских колоний — город Филадельфию. Начитавшись русских отчётов я сделал так же, но сейчас уже понятно, что можно было интереснее.

(Это — вторая часть, начало про Парагвай тут.)

Гран-Чако

98% населения Парагвая живёт на восточном берегу реки Парагвай, а на западном начинается Великий Чако.

Про Чако говорят и пишут что это «последний фронтир Южной Америки», что на практике означает, что тут ещё остались не вырубленные под сельское хозяйство девственные леса. Через парагвайский Чако проложен хайвей номер 9, более известный как Рута Трансчако. Тут всё ради говядины, и многотонные автопоезда с коровами (ну и пикапы фермеров) настоящие его хозяева:

Вдоль дороги живут индейцы — на обочинах между дорогой и фермерской землёй, там где резерваций нет, и в резервациях, там где резервации есть:
Пожилая индейская женщина стоит на фоне палатки, трущобы вдоль дороги№9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. An elderly native american woman stands with a tent in the background, slums along the road number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Я думал, что Чако весь пустынный, но он разный — ближе к Парагваю воды и даже рек много:
Два человека гребут на лодке под мостом дороги №9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. Two people on a rowing boat under the bridge of the road number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Есть даже дома на с сваях, как в ЮВА (Бруней, Гонконг) или в Полинезии (Тувалу, Мангарева). Вы знали? Вот и я не знал.
Дом на сваях у дороги №9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. Stilt house by the road number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Чако полон диковатой американской романтики, как в кино разных лет.

Местные деревянные дома имеют характерный вид, потому что построены из ничего не стоящего горбыля, остающегося после распилки бревна на доски и брус. Иезуитская школа:
Изуитская школа у дороги №9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. The

Индеец:
Индеец едет на серой лошади шагом вдоль дороги№9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. Native American running/walking a gray horse along the road number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Много совершенно настоящих индейцев:
Три индейца скачут на лошадях вдоль дороги№9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. Three Native Americans are running horses along the road number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Вот полицейский участок похож на бар Titty Twister из «От рассвета до заката»:
Policía Caminera, Chaco, Paraguay. Дорожная полиция, Чако, Парагвай.

Titty Twister bar reverse view from the back, From Dusk Till Dawn

Вот придорожный дайнер, вместо вишнёвого пирога — испано-латиноамериканские пирожки эмпанадас с вонючим сыром:
Девочка душит мальчика в придорожном дайнере, Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. A girl strangling a boy in a diner along the highway number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.
“They’ve got empanadas there that’ll kill ya.”

Парагвайский автомобильный номер, седаны не нужны:

Все ездят на грузовиках или пикапах. Верстовой столб:
Верстовой столб, километровый знак A333, Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. A333 milestone (kilometre mark) along the highway number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay

Дорога становится так себе:
Два индейца на лошадях приветствуют проезжающую машину у дороги№9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. Two Native Americans on horses are hailing a passing car on the road number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Проезд 450 километров постепенно занимает 8 часов.
Два грузовика разъезжаются в пыли на плохом участке дороги №9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. Two trucks are passing by in dust of a bad road on the road number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Флаг Парагвая почти уникален: рисунок двух сторон отличается (с одной стороны — герб, с другой — государственная печать). Цвета вдохновлены французской революцией, поэтому, если флаг попадает в поле бокового зрения, начинает казаться, что всё происходит во Франции:
Флаг Парагвая. Индейская женщины набирают воду в заросшей пруду-луже, вдоль дороги№9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. Flag of Paraguay. Paraguayan women take water from an overgrown pond, along the road number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Полиция сломалась:
Два полицейских чинят пробитое колесо у полицейской машины, хайвей №9 Рута Трансчако, Гран-Чако, Парагвай. Two policemen repairing a punctured wheel of their police car, the highway number 9 Ruta Transchaco, Gran Chaco, Paraguay.

Вот чем шоссе напоминает подмосковную Волоколамку — в тупиках боковых грунтовок памятники другой известной войны Парагвая с Боливией за Чако в 1932—1935, очень кровавой для обоих сторон, но для Парагвая относительно успешной: гораздо более слабый Парагвай получил от Боливии 3/4 Чако, спорного с момента распада Испанской империи.
Monument to heroes of Chaco war: Juan Bautista Ayala, Alfredo Patricio Ramos Rios, and Manuel Irala Fernández (Jakare Valija), at Fortín Toledo, Gran Chaco, Paraguay. Монумент героям Чакской войны, Фортин-Толедо, Гран-Чако, Парагвай.

Предполагалось, что в Чако есть нефть, поэтому эта война была между американской Стандард Ойл (у которой была лицензия на добычу нефти в Боливии) и голландско-британской Роял Датч Шелл (с лицензией на Парагвай), в которой правительства и армии были исполнителями. Боливийцам выстраивали армию и командовали германские офицеры, побеждённые в I Мировой, а парагвайцам — русские белые офицеры, эмигрировавшие после Большевистской революции.
Dugout of Chaco war, at Fortín Toledo, Gran Chaco, Paraguay. Землянка времён Чакской войны, Фортин-Толедо, Гран-Чако, Парагвай.

Вечереет…
Chacoan peccary (Taguá) at The Tagua Project, Fortín Toledo, Gran Chaco, Paraguay. Чакские пекари в питомнике Проект Тагуа Фортин-Толедо, Гран-Чако, Парагвай.

В какой-то момент латиноамериканский музыкальный треш наконец тонет в треске пропадающей несущей, а в автомагнитоле появляется немецкое радио с хорошей музыкой (и не 99 Luftballons, а кое что-то покруче — Карел Готт): скоро земли кооператива Фернхайм и город Филадельфия.

Уже в темноте, ровно в 8 вечера, к микрофону садится диктор с бархатным баритоном и читает вечернюю сказку: как и много что в русской жизни, «Спокойной ночи, малыши» заимствовано у немцев.

Город Филадельфия

Утро застаёт в гостинице, оборудованной внутри фермерского гаража: потому что «Отличный выбор, Dmitry! Это лучшее предложение в Filadelfia», сказал уверенно Booking.com неделю назад.
Гостиница внутри гаража на ферме, два трактора, мотоцикл. Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. Hotel Campestre Iparoma inside a garage on the farm, two tractors, a motorcycle. Filadelfia, Gran Chaco, Paraguay

Меннониты — особая, уже много веков гонимая протестантская секта: некоторые постулаты их учения — крещение во взрослом сознательном возрасте, отрицание суда, присяги, пацифизм и, как следствие, уклонение от военной службы — вызывают звериную ненависть окружающих добрых христиан. Каждый раз, когда государственные власти пытались заставить меннонитов проходить службу в армии, они выбирали для себя массовую эмиграцию, правильно пишет википедия[1]. В следующую страну их обычно звали, чтобы поднять сельское хозяйство, но спустя 100 лет история повторялась и им приходилось искать новое место. В итоге, к 18-му веку большинство меннонитов осело в России по приглашению Екатерины Великой.

Фермер-меннонит и четыре седла:
Фермер-меннонит и четыре седла. Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. Mennonite farmer and four saddles. Filadelfia, Gran Chaco, Paraguay

Жена фермера ходит в длинном платье и чепце, но лошади нужны потому что в сельском хозяйстве в Чако без них очень неудобно, а не потому что меннониты отрицают прогресс.

Очень солнечно и жарко, 30°. Но это зима — погода нестабильная, всю прошлую неделю было только 15°. Летом в Чако — 40°-45°, как они выживают — непонятно.

В этом районе Чако рек уже нет, поэтому схема такая: выкапывают пруды, наполняют их из скважин и дождевой водой в сезон дождей, а из вынутой земли складывают рядом курганы тоже с прудами на вершинах — получаются такие водонапорные холмы. Между верхним и нижним прудом можно кинуть кусок рубероида, и получится самодельная водная горка.

Колонию Фернхайм («Далёкий дом») и город Филадельфию (латиницей пишется на немецкий манер — Filadelfia) в 1930-м основали немцы-меннониты, бежавшие из СССР от раскулачивания (понятно, что со своей протестантской этикой все меннониты Российской Империи в СССР оказались кулаками) и преследований верующих. Даты смерти на аккуратном немецком кладбище начинаются в 1940-х:

Дороги внутри меннонитских колоний — грунтовые, как везде в Чако за пределами крупных хайвеев и центров городов. Когда спрашиваешь, как так — у немцев и такие дороги, те смеются — «Парагвайцы…»

Но до 60-х и Рута Трансчако не было, моста через Парагвай не было. Первые поселенцы добирались из Асунсьона много дней: сначала на пароходе вверх по Парагваю, потом по узкоколейке, а потом на телегах, запряжённых быками.
Семья капибар лежит мёртвая сбитая на дороге, Филадельфия, Парагвай. Capybaras family lies hit dead by car on the road, Filadelfia, Paraguay

Если поискать в Интернете фотографии города Филадельфии, то найдутся фото примерно таких мандул по центру площадей с круговым движением — это монументы юбилеям основания кооператива Фернхайм. Вот этот, скажем, называется довольно корпоративно-государственно «Вера, Единство, Труд» и, наверное, в честь 40, 50, или 60 лет кооператива.

Из Филадельфии все выставляют фото табличек на немецком, но на практике оказалось, что их количество сильно преувеличено. Вот одна из немногих, её все и фотографируют (взрослый держит ребенка за локоть как везде в Южной Америке):
Faith, unity and labor (monument in Filadelfia, Paraguay) and a sign Cruce de Alumnos / Vorsicht schuler. Монумент "Вера, Единство, Труд" на круге в Филадельфии, Парагвай.

Центр Филадельфии на перекрёстке проспекта Гинденбурга и проспекта Бенджамина Генриха Унруха, имени выдающегося российского меннонитского деятеля, — идеальный кирпичный немецкий город XX века:

Церквей в маленькой Филадельфии много, но далеко не все теперь меннонитские: с тех пор, как Филадельфия — центр департамента Букерон и «столица» Чако, тут много католических церквей испано-парагвайцев и индейцев; есть церковь Адонай, whatever it means. Вера:

Центральный парк охраняют Portal de la Libertad, «Ворота Свободы» (поставлены в честь 85-летия Кооператива), в которых не просто так узнаётся русская авангардная архитектура: это копия ворот, стоявших в раннем СССР на границе с Латвией, там под ними проходила железная дорога, по которой меннонитов выпустили из СССР.
"Ворота Свободы", Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. Portal de la Libertad, Filadelfia city centre, Gran Chaco, Paraguay.

Такое.
USSR (Russia)-Latvia border gate, Zilupe county. Year 1930. USSR-Latvia Railway.
источник

Музей колонии неизбежно отдаёт многие стенды российской истории меннонитов. Местами получается развесистая клюква.

В городе почти всё принадлежит кооперативу Фернхайм (примерно как в Приднестровье всё принадлежит фирме «Шериф»). Кооперативный магазин, местная продукция на видном месте:

Почта, отверстие для говорения служащего с клиентом только одно:
Женщина-служащий за стойкой почтового отделения в городе Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. A woman working at a post office counter in the city of Filadelfia, Gran Chaco, Paraguay.

Почту на дом не доставляют, как и в большинстве стран мира — надо идти в почтовое отделение (для москвича вообще весь мир — удивительная опасная луна или юпитер: в среднем мире воду из под крана пить нельзя, интернет ужасно медленный, за почтой надо переться на почту, центрального отопления и горячей воды нет, электричество включается после того как потёр скретч-карту оплаты и отправил код на короткий номер по смс ((()
Мужчина проверяет почту внутри почтового отделения в городе Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. A man checking a postbox in a post office in the city of Filadelfia, Gran Chaco, Paraguay.

Обменная библиотека:
Мужчина обменной библиотечной полкой внутри почтового отделения в городе Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. A man checking Book Exchange / Public Bookshelves in a post office in the city of Filadelfia, Gran Chaco, Paraguay.

На горизонтальных поверхностях Филадельфии, не предназначенных для сидения, имеются, мыслимое ли дело, шипы для впивания в жопу (как в Африке):
Шипы против бездомных, бомжей и бездельников в городе Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. Anti sitting spikes on streets of the city of Filadelfia, Gran Chaco, Paraguay.

Потому что после строительства Рута Трансчако город больше не отрезан от внешнего мира — приезжают цветастые латиноамериканские автобусы и привозят парагвайцев. Парагвайцы хорошо подготовлены:
Парагвайская женщина с термосом терере (холодный мате), Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. Paraguayan woman with a thermos terere (cold mate), Filadelfia, Gran Chaco, Paraguay.

Они сидят и ждут:

Кажется, что из девиза «Молись и работай» на латиноамериканской земле приживается только часть про «Молись».
Плакат Молись и работай. Музей колонии Фернхайм. Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. Bete und arbeite. Pray and work - a poster in the Museum of Fernheim Colony. Filadelfia town, Gran Chaco, Paraguay.

Или дело в разрушении традиционного уклада жизни и том, что почти вся земля у фермеров. Или нет.

* * *

Регулярных авиарейсов в Филадельфию нет, в здании аэропорта — сквот и сушатся чьи-то портки:
Аэропорт в городе Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. Airport of the city of Filadelfia, IATA:FLM, ICAO:SGFI, Gran Chaco, Paraguay.

Рядом с полосой живут местные (как на Тувалу и Кирибати):
Местные жители рядом с полосой аэропорта играют в футбол, город Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. Local native Americans playing football near Airport of the city of Filadelfia, IATA:FLM, ICAO:SGFI, Gran Chaco, Paraguay.

Но время от времени начинается движуха и появляются и улетают частные самолёты.
Кот, пикап и частный самолёт Сессна. Аэропорт в городе Филадельфия, Гран-Чако, Парагвай. A cat, a pickup car, and Cessna P206 Super Skylane ZP-BLL. Airport of the city of Filadelfia, IATA:FLM, ICAO:SGFI, Gran Chaco, Paraguay.

Лома-Плата

Город Лома-Плата — центр «Менно», самой большой меннонитской колонии в Парагвае. Все колонии расположены вместе, поэтому граничит с Фернхаймом. Здешние меннониты тоже когда-то жили в России по приглашению Екатерины II, но после всеобщего призыва Александра II эмигрировали в Канаду, а оттуда, когда Канада в 1917-м запретила образование на немецком языке и колхозы, в Парагвай. Местный кооператив называется Chortitzer.

Лома-Плата визуально очень скучный:
Пикап везёт карету на прицепе, Лома-Плата, Гран-Чако, Парагвай. Pickup truck with carriage on a trailer, Loma Plata, Gran Chaco, Paraguay

Вообще, кажется, делать тут нечего, но говорят, что в местный аэропорт малой авиации (в Лома-Палате он свой) через год, наконец, сделают регулярный авиарейс из Асунсьона.
Улица города Лома-Плата, колония Менно, Гран-Чако, Парагвай. Loma Plata town street, Colony Menno, Gran Chaco, Paraguay
 

 
Продолжение про Сьюдад-дель-Эсте следует
 

 
PS Подписывайтесь на обновления блога: теперь у нас кроме RSS, жж, Google+ и твиттера, есть и быстро растущий телеграм. Лайк, ретвит, шер.

avatar
  Subscribe  
Notify of
taxfree

Какие странные ворота на границе ( в Пыталово я так понимаю ) слева обрезанные не симметричные

Pavel

На немецком табличек может и нет, но шпрехают в Филадельфии очень даже хорошо. Там еще есть книжный магазин и почти все книги на немецком языке.

Alexey
Alexey

Некоторые посчитают эту фразу шаблонной, «Чако полон диковатой американской романтики, как в кино разных лет. «,
но она очень хорошо передает ощущение от места.
Наверное дело в том, что мы воспитывались в одних и тех же видеосалонах. Или нет. 😉

p.s. на последнем фото сразу узнается BBVA — Испания поддерживает Парагвай своими банками.