Проблема с М-Радио

Я очень хвалил М-Радио прошлой весной — они представляли собой идеальную для прослушивания мной смесь разных толков пост-рока и нескучной электронной музыки, а так же почти полностью были свободны от R’n’B и adult contemporary, которые мне не нравятся. За последний месяц М-Радио в несколько судорожных рывков перепозиционировалась в какую-то трудноопределимую хуйню: сначала они стали крутить только электронные миксы хитов 80-х и 90-х (это, я так понял, как в Дяgилеве), а на днях перешли на Высоцкого, Машину времени, Агату Кристи и блатняк, при этом недоэлектронный репертуар частично остался. Появилось много голоса, который теперь называет это место X-FM и либо рекламирует, либо ведет радиопередачу типа программа максимум скандалы, интриги, расследования. показать все, что скрыто.

Короче, пока М-Радио помещено под наблюдение, со всеми шансами быть заделистенным из моего радиоприемника.

Это удар, сравнимый с закрытием «Ультры», я считаю. Чего теперь слушать в дополнение к конформистскому «Максимуму» не понятно.

Да и честно говоря, регулярное закрытие музыкальных радиостанций, которые мне нравятся, не в шутку меня напрягает — неужели я не ЦА?

10 лет русскому Интернету

В наши дни это бы называлось standalone blog и Web 2.0 🙂

 

Родная кровь

Sarajevo, 07.18.97

прогрессор:Тринадцать американских солдат погибло в 1997 году в Боснии. Пятерых унес тяжелый случай. Трех — сердечная недостаточность. Двое удавились от тоски. Одному выстрелили в шею из снайперской винтовки. Еще двоих саданули серпами из-за угла.

Сербы — говнюки. Вместо того, чтобы тихо сдать НАТО коммунистических пиявок, ответственных за безумный геноцид Балканской Войны — они режут наших ясноглазых мальчиков серпами.

Война в Боснии

Может, разбомбить их к ебеням?

Разбомбить к ебеням

Ну их нахуй
Или ну их нахуй?

Ну их нахуй

Разбомбить к ебеням

10 лет назад

Лет 10 назад каждый мой вечер начинался ужасно. Проблема все время была одной и той же, однако однообразие не приближало к концептуальному решению: каждый вечер я решал куда же мне себя деть.

В Магадане тогда не было клубов. In fact, я думаю, тогда почти не было клубов и во всей России. Мы, одинокие молодые люди, ходили друг к другу в гости.

За исключением дней рождений и specials, вызыванных отъездом родителей, вариантов у нас было не так уж и много.

Обычно, я начинал с набора номера Андрея С., который по определенным дням работал ночным сторожем в «Маганадэнергосбыте» — приличном офисе почти в центре нашего забытого северными богами города. Евроремонтов тогда не было, но отсутствие всякого контроля со стороны старших прощало заведению все недостатки. В ночных палатках только начали появлятся всякие штуки, и именно этому месту я обязан первому пиву «Монарх» и исключительному ночному коктейлю из «Кока-колы» и «Букета молдавии». Офисные кресла там были примерно такие как и сейчас — черные и на колесиках — и мы, молодые, устраивали картинг, круша штукатурку на углах длинных и темных коридоров.

Второй в данном тексте, но не по значению, вариант назывался как-то типа «Северо-Восточной Торговой Компании» и представлял собой офис на третьем этаже гостиницы «Магадан», доступом куда владел Георгий Г. В углу там стояла настоящая фидошная нода, а кабинеты были завалены материнками и ковоксами. Именно тут я впервые услышал «руссо матроссо» в исполнении гостинничного лабуха, «I am a loser, baby» Beck’а и Pizzicato Five, но основой культурной программой был, все таки, алкоголь.

Андрей С. и Гера Г. временами капризничали, утверждая, что к ним придет «девушка», а нам с друзьями приходилось придумывать себе самые неподходящие занятия типа питья пива в сквере перед СВКНИИ. Позже Г-дь заслуженно покарал негостеприимные места и нас: «Магаданэнергосбыт» накрылся после того как мы, на дне рождения Т., заблевали стол его начальника, а в «СВТК» друг друга перестреляли бандиты-владельцы

Особой морали в моем сегодняшнем рассказе нет: у меня, в принципе, сейчас все нормально.

Три года назад

Три года назад это было так: я встречал новую неделю в понедельник, 0:00 на дежурстве в телекоммуникационной компании. Если ничего не падало, то было скучно, я брал perl и писал скрипты для веб-студии. Где-то в 4:00 меня вырубало, я спал до 6, когда начинали звонить клиенты и требовать поддержки и заботы.

В 10 дежурство кончалось и надо было двигать в компанию, которая занималась онлайновыми играми. В мои обязанности входило поддержание и развитие охренительного игрового сервера, который был начат до меня, написан на C++, STL, нитях и Оракле. Если я не был с ним достаточно kind, его начинало крючить и он падал. Я медитировал над core и логами, правил, компилировал, запускал, пробовал, медитировал, правил. В 21 я бросал работу и ехал домой спать.

Во вторник днем был обычный рабочий день, я писал биллинг для той же телекоммуникационной компании или администрировал UNIX, в среду днем опять был игровой сервер. Со вторника на среду можно было спать дома, а со среды на четверг — нет, так как опять было дежурство в телекоммуникационной компании и пользователи не поняли бы, если бы я был уж больно заспан. Кроме всего прочего, надо было продолжать писать для веб-студии.

Днем в четверг меня ждал сервер в игровой компании, но к четвергу меня начинало уже довольно сильно плющить и я занимался вещами, которые не требовали высокой концентрации: настраивал cisco и писал что-то для игровой компании на perl-е. Признаюсь, сервер я ненавидил всеми фибрами души, потому что нельзя писать для UNIX как для Windows и дизайнить надо нормально, но долг был превыше всего.

В пятницу днем было самое простое: телеком и UNIX, а в 19:00 начиналось свободное время.

Любимый поезд на питер был в 0 с чем-то, потом было купе с водкой, или вагон-ресторан с водкой, или, даже, тамбур с водкой. В питере было клево, а иногда качало и мутило. Рекордом было прибыть, завалиться к a48, там проспать до вечера на гостевом месте и сразу уехать обратно на вечернем субботнем поезде в Москву, потому что в воскресенье в 19:00 надо было быть в телекоммуникационной компании, чтобы встретить новую неделю на дежурстве.

Сейчас я уже так не могу, здоровье не то.